Золушка (рождественская сказка)

Это только маленькие дети верят в сказки. Потому что не умеют читать вообще и между строк в частности. Но стоит им только научиться читать меж строк, старые сказки читаются по-новому. Как хроника событий, изложенная сказителями-исказителями.

Вы, конечно же, в курсе, малыши, что когда-то в одной среднеевропейской стране жила-была девочка. Звали ее Золушка.

«Глаза страшатся — руки делают», — напевала под нос Золушка, высаживая сорок розовых кустов. Кусты кололись, но Золушка была в варежках. Когда тринадцатый куст был посажен, прибежала мачеха и заявила, что он стоит криво: «Ах, негодница! О работе надо думать, а ты небось опять о принце!». Пошумела и ушла. Золушка поправила куст и принялась было за следующий, как вдруг заметила, что воспитательную речь мачехи слушал еще один человек. На заборе сидел оборванец и болтал ногами.
— Эй ты, — крикнул он, увидев, что Золушка смотрит на него, — а чего ты там о принце думаешь?
— Твое какое дело, — огрызнулась девчонка.
— Она сказок начиталась, мечтает попасть на бал и выйти замуж за принца, — наябедничала торчащая в окне мачехина дочка. — Эй, Золушка, хватит сказкам верить! Вон твое счастье — на заборе сидит в рваных штанах. А ну брысь, а то собаку спущу!
— И не вздумай не успеть к закату, — раздался из глубины комнаты рев мачехи.

Золушка успела, потому что в помощники ей набился паренек. Не обращая внимания на негодующее «пошел отсюда!», он взялся за работу. Золушка возмущалась, но потом поняла, что лучше получить помощь от оборванца, чем тумаки от мачехи. Сначала молчала в ответ на колкие шутки мальчишки в адрес мачехи и дочек, пытаясь скрыть улыбку. Потом стала смотреть на пришельца более дружелюбно. А потом, разумеется, они познакомились.

Мальчик сказал, что его зовут Ганс, что живет он во дворце и принца видит каждый день, вот как сейчас Золушку. Золушка решила, что родители Ганса прислуживают во дворце и на том успокоилась с расспросами.

Не лез с расспросами и Ганс. Позже он из других источников узнал, что когда-то очень давно Золушкины родители приехали в это королевство невесть откуда, очень скоро ее мама умерла, а отец женился на другой. Мачеха была очень злющая, ее две дочки – еще злее, от постоянных скандалов сердце отца однажды не выдержало, и Золушка осталась сиротой.

Ну разумеется, Ганс был настоящим принцем. Он просто переодевался в старую одежду прислуги и убегал к Золушке чуть ли не каждый день. Он помогал ей перебирать просо, кормить скот, собирать фрукты, а сам учил ее танцам, грамоте и светским манерам, которые, как он утверждал. «подсматривал во время балов». Золушка иногда просила его провести ее на бал, но почему-то всякий раз при этом разговор уходил в сторону, иногда вместе с Гансом.

Однажды Ганс пришел грустный.
— Принц скоро женится, сказал он.
— Вот как? – ахнула Золушка. – Как жалко! Значит, я не смогу попасть к нему на бал, потерять туфельку, и он не найдет меня по этой туфельке и не предложит руку и сердце, как написано в книжке?
— Дался тебе этот принц, — вскричал Ганс. – Ну иди, и ищи его сама, и целуйся с ним на здоровье!

И Ганс убежал.

Прошла осень, потом зима. Однажды раннею весною Золушка увидела, как на рынке раскупали первые цветы, и заплакала. Ах, ей никто не подарит букетика даже самых простых полевых цветов.

Стояла она у корыта, стирала белье, а сама вся мокрая от слез. А через мгновение стала еще мокрее – потому что комок прошлогоднего снега попал прямо за шиворот.

На заборе сидел оборванец Ганс и болтал ногами.

Он хотел сказать что-то ехидное, но когда Золушка повернулась к нему, слова пропали. Он и в прошлом году видел, что Золушка симпатичная. А теперь она стала просто красавицей. Впрочем, и Ганс стал ну очень симпатичным оборванцем.

— Эй, ну как твой принц? – сказала Золушка, запустив в него снежком в ответ. – Свадьба была веселой?
— Какая свадьба? – удивился Ганс. – Он еще маленький. Король с королевой хотели помолвить его с принцессой Элизабет из соседнего королевства. А он – ни в какую.
— Что, принцесса оказалась уродиной? – съязвила Золушка.
— Нет, она очень даже симпатичная. Чем-то похожа на тебя.
— Щас как врежу! – покраснела Золушка.

Урывками – то Золушке не удавалось сбежать хотя бы на часок от ненавистных мачехи и сестриц, то Ганса задерживали во дворце какие-то дела – они встречались всю весну и все лето. Однажды поздней осенью Ганс сообщил, что во дворце опять будет бал. На этот раз — в честь совершеннолетия принца. И Ганс будет в связи с этим очень занят. Но он может взять ее на бал.

— Меня? В таком виде? – удивилась Золушка.
— У тебя разве нет знакомой крестной-феи? Ну ладно, карету из тыквы не обещаю, но на бал ты попадешь. С принцем познакомишься. Ты ему понравишься. Может быть, он тебе предложит руку и сер…

Разъяренные девушки бьют очень больно.
— Дурак, закричала Золушка! Да не нужен мне твой принц! Я люблю… другого…
И заплакала.
Растерянный Ганс стоял, пытаясь найти слова, чтобы сгладить конфликт. Но пока он искал слова, из кустов раздался условный свист. Гансу пора было уходить.
Тогда он схватил Золушку, крепко обнял и поцеловал в губы.
— Послезавтра вечером за тобой приедет карета, — сказал он. И исчез.

На следующий день мачеха и сестры собирались на бал в честь совершеннолетия принца, примеряли наряды, и им было совершенно некого из прислуги послать на рынок за снедью. Золушка сама напросилась. Но побежала не на рынок, а в сторону дворца. Она долго бродила у дворцовой ограды, ловя на себе неприязненные взгляды стражников, пока не увидела по ту сторону изгороди мальчишку, который убирал опавшую листву, припорошенную первым снегом.

— Эй, во дворце, — окликнула ее Золушка. – Ты знаешь всю прислугу?
— Ну допустим, — мальчишка оперся на метлу и оценивающе посмотрел на Золушку, решая, что лучше: выбежать через лаз и надавать ей тумаков, или из-за забора закидать комками грязи.
— А работает ли у вас мальчик по имени Ганс?
Мальчишка вздрогнул.
— А зачем он тебе? Отколошматить и я тебя могу.
— Золушка протянула ему приготовленную монетку:
— Мне нужен сын прислуги Ганс. Я тебе заплачу, если ты позовешь его. Скажи, что его спрашивает… ну, в общем неважно, кто. Скажи, чтоб пришел.
— Давай монетку, — протянул руку мальчишка.
— Нет, сначала приведи.
— Вобщем так, — насупился мальчишка, — гони монетку, и я не буду звать стражников, которые арестуют тебя как иностранную шпионку.
— Меня? Как шпионку?
— Еще бы! А для чего тебе знать, как здесь кого зовут?
И, воспользовавшись замешательством Золушки, выхватил у нее монетку. Попробовал на зуб – настоящая.
— Вобщем, катись отсюда, — сказал он уже более дружелюбнее. – Мой папа работает у короля с самого своего рождения, и я тоже. Мы всех тут знаем. Здесь никогда не было прислуги с таким именем.

Значит, Ганс ее обманул. Не из какого он не из дворца. И завтра никакая карета не приедет за ней, чтобы отвезти на бал. Поменьше надо сказок читать в 16 лет…

Дома ее ждал разнос. К сестрицам приехали ухажоры братья Якоб и Вильгельм, а угощать было нечем. Золушка с ног сбилась, метаясь с кухни в столовую, из столовой в гостиную. Но вечером напрасно она рассчитывала побыть одной. Лишь только уехали гости, как в каморку Золушки ввалились разъяренные сестрицы во главе с мачехой. Они выволокли ее за волосы на кухню и начали бить. Оказывается, Якоб и Вильгельм все больше глазели на нее, а не на красавиц-сестриц. И одна из сестриц подслушала, как Якоб сказал: «да ну их, этих уродин, давай на бал поедем с Золушкой».
— Да не нужны мне ваши женихи, сестрицы, — воскликнула Золушка. – Меня завтра мой жених повезет во дворец. Он приедет за мной в карете.
Мачеха схватила каминные щипцы и опустила их в огонь.
— Ты, уродина, вообразила себе невесть что. Жених! Это тот оборванец, с которым ты гуляла днями и ночами, в то время как сестрицы торчали у плиты и убивались непосильным трудом по дому? Завтра его ожидает сюрприз!
И раскаленные каминные щипцы метнулись в сторону лица Золушки.

… Золушка бежала по лесной дорожке, проваливаясь в снег, который хлопьями валился с неба. Она не знала, куда она бежит, не видела, что пересекла границу соседнего королевства. Она уже ничего не чувствовала – ни холода, ни усталости, когда глубокой ночью, обессилевшая, упала в снег. Невдалеке засверкали злые огоньки волчьих глаз.

* * *

Когда принцесса Элизабет была маленькой, она очень любила рассматривать свое королевства с балкона королевского дворца. Когда она повзрослела, то поняла, что бывают королевства и побольше. В самом деле, один папин гость из северовосточной страны говорил, что у них «хоть три дня куда хошь скачи – все равно никуда не доскачешь». А тут… «Королевство»… За лесом – столица соседнего королевства, местные жители ездят на тамошний рынок как в соседнюю деревню, потому что короли – троюродные братья. С другой стороны – поля и леса еще одного королевства. Туда никто не ездит, потому что отец Элизабет и тамошняя королева – зять и теща. А с третьей и четвертой стороны – более настоящее королевство Конана-завоевателя, который приходится Элизабет седьмой воды на киселе родственником.

Нянька рассказывала Элизабет, что когда-то у королевы-матери было два сына. Первый женился на том, на ком мама сказала, и у них родилась Элизабет. А второй маму и папу не послушался, женился на дочке бедного короля из далекого королевства. Мама и папа разозлились и сказали, что больше он им не сын. Поэтому, когда на то королевство напал Конан-завоеватель, младший сын вместе со своей женой и грудной малышкой скрылся в неизвестном направлении, а не пришел под защиту родителей. С тех пор почти 16 лет о нем не слышно было никаких вестей.

Родители Элизабет не любят Конана. А Элизабет любит его сына Робура. И тот, похоже, к ней неравнодушен.
Они познакомились прошлой осенью на церемонии совершеннолетия принца Ганса из соседнего королевства. Вообще-то Элизабет и раньше ездила к Гансу, их родители все мечтали о помолвке. Но – ни юная принцесса, ни юный принц друг другом совсем не впечатлились. А на церемонии Ганс вообще был какой-то потерянный. На вопросы отвечал невпопад, был бледен, а потом потерял сознание и болел всю зиму.

Так получилось, что особо болтать было не с кем – все приглашенные принцы и принцессы были гораздо старше Элизабет, и только Робур охотно общался с ней. У них моментально нашлись общие интересы, которых хватило на переписку до рождественского бала, а затем – до бала весеннего полнолуния.

Элизабет была, по-видимому, первой, кому открылся Робур. И никакой его папа был не тиран, и не деспот – нормальный человек с типичными мальчишескими комплексами. Он и войны-то ведет и земли все новые завоевывает не оттого, что жадный и злой, а просто в солдатики не наигрался.
К тому же большинство из завоеванных Конаном королевств сдавались сами, узнав что короля тот назначает пожизненно губернатором, а граждане будут платить налоги вдвое меньше, чем они платили при прежнем короле. Это было выгоднее, чем погибать под полчищами его армии.

Робур был первым, кто узнал о тайне Элизабет – у нее появилась подруга.
Впервые в жизни появился человек, который понимал ее, как самое себя, у них были одни и те же вкусы и склонности, и даже внешне они были чем-то похожи. Девочку нашел поздней осенью в приграничном лесу дворовый садовник. Нашел не случайно – его, задержавшегося до темноты, в соседнем королевство, вывели к девочке… волки. Когда большая часть пути домой им уже была проделана, откуда ни возьмись, появилась стая волков. Они взяли садовника в полукольцо и вывели к неглубокому оврагу, в котором лежала полуживая девушка. А когда садовник поднял девушку и погнал лошадь что есть мочи домой, волки куда-то испарились.

Никто не чаял, что она останется жива. Ползимы пролежала она в глубоком забытьи, на вопросы не отвечала, а в глазах застыл страх, и словно отпечатались во взгляде летящие к ней раскаленные щипцы. Но прошло Рождество, и Золушка оттаяла, успокоилась. Страх прошел, но на смену ему пришло беспокойство: она не помнила, кто она, как оказалась ночью в лесу, отчего у нее были обожжены руки. Нашедшие ее тоже дивились: с одной стороны, Золушка в совершенстве владела всеми необходимыми прислуге умениями, с другой, была грамотной и знала толк в светских манерах и танцевала как настоящая придворная дама.

Последнее обстоятельство слухи донесли и до принцессы. Вначале из любопытства, потом со все более растущим интересом к Золушке Элизабет взяла ее во дворец, в свою свиту. А затем они подружились так, как еще никогда не дружили.
И когда накануне летнего бала Робур прислал Элизабет предложение руки и сердца, первой об этом узнала Золушка и ужасно обрадовалась за подругу.
— Ты когда-нибудь раньше была на свадебном балу? – спросила ее Элизабет.
Легкая тень прошлого на миг затуманила взгляд Золушки.
— Не помню, — покачала она головой. – Мне кажется, ни разу. И не только на свадебном.
— Ну вот видишь, как замечательно, — захлопала в ладоши принцесса. – значит это будет твой первый бал. И я уж постараюсь, чтоб он запомнился навсегда.

И грянул бал. И на балу Золушка встретила Ганса. Все вспомнила и упала в обморок, но быстро была приведена в чувство поцелуем любимого. И было объявлено, что вслед за свадьбой Элизабет состоится свадьба Ганса и Золушки.

Вот вам, детишечки-любители добрых сказок, и вся сказка. Можете отправляться баиньки.
А взрослые пусть читают дальше суровую правду жизни.

Разумеется, вся королевская родня возмутилась: как это так — принц женится на черт знает ком, бывшей служанке с темным прошлым. Но принц был тверд в своем желании жениться на Золушке. И обратился поначалу к гадалкам, чтобы они предсказали прошлое его будущей жены. Гадалки оконфузились. Тогда Ганс обратился к едва живым свидетелям — мачехе и ее дочерям.

Я и забыл рассказать, что же случилось осенью в доме мачехи.
Постоянная физическая нагрузка сделала доброе дело: Золушка не только увернулась от летящих ей в лицо щипцов, но на лету ударила по ним рукой и щипцы удачно подожгли взбитую перину мачехи. Воспользовавшись суматохой, Золушка выбежала в чем была и скрылась в лесу.

На следующий день за ней приехал принц Ганс в полном параде. Мачеха и ее дочки дружно врали, что Золушка сошла с ума, пыталась устроить пожар, а потом убежала в лес.
Но нашлись братья Якоб и Вильгельм, которые изложили свою версию. Братья любили коллекционировать и придумывать жуткие сказки, поэтому предложили поискать закопанный и изуродованный труп Золушки где-нибудь поблизости. Огород мачехе вскопали, трупа не нашли, мачеху и ее дочек заточили в тюрьму, где им суждено было провести остаток жизни. Пользуясь тем, что проверять все равно вряд ли кто стал бы, братья сочинили жуткую историю о казни мачехи и дочек и рассказывали всем в назидание.

Так вот, из подземелья была вытащена мачеха, которая и рассказала часть прошлого Золушки, и среди прочего, выдала имена ее родителей, а также место хранения золотого медальона с портретом матери Золушки.
Мачеху вернули на место, медальон нашли, и скорая генеалогическая экспертиза показала, что Элизабет и Золушка — двоюродные сестры, и что принцу Гансу вполне можно жениться на принцессе Золушке.
Родня успокоилась и обрадовалась появлению новой родственницы, молодые поженились и были счастливы. Ведь когда принц женится на принцессе — это вполне по правилам. А остальное – глупые сказки.

Сказка была написана в марте 2005 года под впечатлением записи П.Бормора в его жж: http://bormor.livejournal.com/208158.html там же и размещена. Однако потом переработана.

Рождество Христово, святки, святочный рассказ, святочная история, сочельник, рождественская сказка, Золушка: детская литература, юмор, сказки

Поделиться:

4 Комментарии

  1. аффигенно! 🙂
    люблю сказки и больше фсего боялася, что «взрослая» закончится грустно. урааа! :))

  2. И придратся не к чему, а я так люблю покритиковать…

Комментарии закрыты.