Сколько стране нужно управленцев?

Сколько стране нужно управленцев?

Нынешнее поколение россиян живет в эпоху изобилия – изобилия управленцев. Равно как юристов и экономистов. При этом, правда, непонятно, почему при изобилии юристов у нас постоянно говорят о несовершенстве законов, переизбыток экономистов не влияет заметно на экономический рост, а для армии управленцев потребовалась административная реформа. На эту тему – наш разговор с Алексеем Викторовичем Суриным, деканом факультета государственного управления Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

— Стало избитым утверждение, что вузы штампуют специалистов, которые никому не нужны. Пресса не одно десятилетие обсуждает проблемы безработных молодых специалистов – юристов, экономистов, управленцев. И в то же время с самых высоких трибун говорят о дефиците квалифицированных юридических и экономических грамотных кадров для государственного и коммерческого управления. Отчего так происходит?

— Оттого, что практически ликвидирован отраслевой принцип образования, сформированный и успешно применявшийся десятилетиями в советское время. Советская власть создала систему образования, которая должна была реализовывать не интересы отдельных людей, а готовить специалистов, чей труд и опыт был нужен Родине. Нужно было проводить индустриализацию — готовили инженеров, для чего формировался целый ряд отраслевых инженерных вузов. Нужно было возвращать стране статус крупнейшего экспортера сельскохозяйственной продукции – были созданы уникальные учебно-научные образовательные комплексы. Cам принцип распределения выпускников не только гарантировал обеспечение потребностей народного хозяйства в квалифицированных кадрах, но и имел важное социально-политическое значение: молодой специалист получал, как говорят сегодня, «социальный пакет», который позволял ему думать о дальнейшем продвижении в научной и деловой карьере, а не о том, как заработать на кусок хлеба.

— Но не обходилось и без перегибов. Когда человек заканчивал свой факультет, он был обязан работать, например, педагогом, потому что на другое место его просто не взяли бы. Общественность, пресса пусть осторожно, но все-таки критиковали систему, при которой все равно был переизбыток специалистов.

— В «обязанности» работать по распределению я не вижу ничего страшного. Профориентационная работа была поставлена таким образом, что школьники, выбирая вуз, руководствовались личными предпочтениями и интересами; поступая в вуз, они заранее знали, кем и где им придется работать. Работа везде оценивалась примерно одинаково, поэтому нынешнего ажиотажа вокруг конкретных, так называемых «хлебных» профессий не было. Такого явления, как сейчас, когда абитуриенты хотят работать в сфере топливно-энергетического комплекса (причем, стремятся непременно в «Газпром»), и не идут в медицину или образование, не было.

Кроме отраслевого принципа, работал еще и территориальный, когда создавались институты для кадровой поддержки отдельных регионов — педагогические, медицинские, горно-добывающие.

— И вот пришел рынок, который, по замыслу его идеологов, должен был решать сам, какие вузы будут развиваться…

— На самом-то деле решал не рынок, а все те же вузы, которые исходили из собственных представлений о потребностях рынка. Не было, как считалось, должного количества юристов, пошел спрос и стали их готовить в каждом вузе, то же самое с экономистами и управленцами. Появилась мода на определенные направления образования. Подход был простой: мы зарабатываем деньги на обучении людей, а что будет с ними дальше — это на наше дело. Доходит до абсурда, когда технические университеты готовят соцработников и психологов вместо инженеров, естественно-научные – юристов и экономистов, экономические – государственных управленцев, а заодно и программистов. Появилась конкуренция – начались пиар-войны: в прессе начали подчеркиваться плюсы или минусы, относящиеся к тому или иному вузу.

Главным субъектом производства специалистов стало не государство, не отрасль, а просто вуз, которому выгодно иметь такой-то конгломерат специальностей: юристы, экономисты, дизайнеры, менеджеры… Может быть, мы их производим в 10 раз больше, чем нужно, может быть, мы не производим нужного количества инженеров, но это вуз не касается, никого это не касается, Министерство не может указать вузам, кого готовить, в лучше случае срезает или увеличивает бюджетное финансирование.

— Да и рынок, а точнее, национальная экономика вузам тоже не указ. Дошло до того, что работодатели дают объявления о вакансиях, где пишут: «выпускников такого-то вуза просим не обращаться». Работодатели – реальный рынок — отлично знают цену дипломам, которые штампуют иные государственные и негосударственные вузы. Но работодатели не оказывают влияния на финансирование вуза. Финансирование идет от физических лиц – родителей студентов, самих студентов. В принципе отсутствует понятие государственного, социального заказа на специалистов.

— Ничто не мешает это понятие «социального заказа» возродить. Необходимо вернуться к планированию образовательного процесса, которое позволит оценить сверху и снизу общественную потребность в специалистах: врачах, педагогах, инженерах. Потом можно выяснить, например, что число управленцев нужно условно около 1000 человек. Но дальше начинается уже новая ситуация, которой у нас не было. Если раньше нам говорили, что нужно 1000 управленцев, мы делали так: 100 готовит МГУ, 100 готовит СПбГУ, 100 Казань и т.д. А сейчас по — другому: оказывается, есть диверсификация, нужны не только универсальные управленцы, нужны управленцы для реализации определенных управленческих функций – в области разработки стратегий, в области финансов, в области человеческих ресурсов, в области информационных технологий и т.д. Существует целый класс различий в управленческой подготовке, начиная с уровня: федеральный, региональный, локальный, кончая отраслевыми особенностями (кадры для здравоохранения, космоса, обороны и безопасности).

И таких специалистов нельзя готовить везде. Уникальных преподавателей очень мало. Например, управление в сфере науки. Таких специалистов, которые могут действительно этому учить, а не механически пересказывать учебники, шесть-семь по Москве. И больше одной кафедры, выпускающей таких специалистов, не нужно. И делать их везде бессмысленно.

 Если уж такие цифры по Москве, что говорить о регионах? Мои знакомые студенты-экономисты, например, не раз сетовали, что теорию-то им преподают вполне сносно, а практики нет. А практике их должен учить, простите за тавтологию, практик. Не могу представить себе успешного руководителя промышленного предприятия, который еженедельно будет приходить к студентам проводить семинар за 4300 рублей в месяц. Не могу себе представить, кто и чему будет учить будущих управленцев в небольшом райцентре с населением в 50-70 тысяч человек. А на московские вузы будущим управленческим гениям нужны московские финансы. Откуда их брать?

— А этот ваш управленческий гений собирается в государственном или муниципальном управлении работать, ведь так? Значит, платить за его подготовку должно государство. Или муниципалитет. Раньше финансирование подготовки управленческих кадров было государственным, и все было прекрасно. Государство давало деньги и заставляло человека с помощью партийной машины отработать. Попробовал бы кто не поехать! Сегодня необходима экономическая заинтересованность субъекта выполнить работу, которую он выполнять обязан. Например, орган государственной власти субъекта Федерации, или муниципалитет методом отбора (олимпиады, конкурсы) выявляет из старшеклассников самых умных, перспективных управленцев. Принимает их в систему подготовки кадров, выделяет финансирование на образование, а потом говорит им следующее: мы тебя за государственный счет обучили у лучших педагогов в одном из лучших вузов, проработай 5 лет, и если хорошо и честно будешь работать, снимаем с тебя кредитную историю, которая накопилась за годы обучения. И тогда он свободно двигается дальше. Делает карьеру.

— Это только проект, или уже что-то делается?

— Мы сейчас пытаемся эту систему реализовать. Но проблем много. Бюджет образования на региональном уровне такую систему реализовать не даст. Нужно создавать внебюджетные фонды, куда загонять средства от организаций коммерческих: хотите, платите меньше налогов, получайте льготы, но дайте деньги на подготовку кадров. Это не сложно, но это и не просто.

Достаточно трудно заинтересовать вузы в этой системе. Дело в том, что вуз будет держать свои непрофильные факультеты, которые ему финансируют родители студентов. Он на этом живет. Государство может через систему поощрений стимулировать вузы на выполнение «госзаказа». Но в этом направлении работа должна вестись постоянно, а не от кампании к кампании.

Мало подготовить хорошего специалиста, но надо найти место, где он может эффективно работать. Если ли мы говорим о врачах, то не так просто найти то место, где он будет работать, для этого должна быть очень четкая система анализа: специалист офтальмолог, нужен ли в районном центре или нет, нужны ли нам управленцы в сфере наукоемких технологий в большинстве регионов. В этом плане, они могут быть не востребованы. А уж если обнаружена потребность, нужно сделать так, чтобы выпускнику было экономически выгодно работать по распределению.

— Недавно спрашивал у жителей подмосковного городка об уровне медицины. Много отрицательного наслушался о непрофессионализме кадров. Но ситуация такова, что все друг друга знают с детского сада, и заменить «своего» непрофессионала на профессионала-варяга никто не захочет.

— Вот-вот. Сижу в управе и жду, когда придет молодой и умный и сменит меня, а я не пущу его, или только на бумажную работу, а когда дело дойдет до распределения ресурсов, то привлеку «своих».

— Значит, как в известном анекдоте про сантехника: «Здесь всю систему менять надо»?

— Совершенно верно. Для эффективного применения молодых специалистов необходимо изменить саму структуру системы здравоохранения, образования и всего остального. Без решения в эту сторону мы никуда не сдвинемся. На предположение о том, что «рынок все отрегулирует», получен отрицательный ответ. Рынка в России так и не возникло. Ни в России в целом. Ни в образовании в частности. И без государственной политики с точки зрения отраслевого подхода в образовании мы не решим проблем. Качество подготовки кадров будет ухудшаться и в итоге мы будем надеяться только на бакалавриат, который, получив образование у нас, поедет в Америку, Китай, а у нас останутся лишь те, кто готов на средний уровень работы и зарплаты. Вот и все.

Беседу вели

Татьяна Михайленко

Андрей Фурсов, «Заря молодежи», 23.03.2010

Оставьте комментарий

Войти с помощью: